Почему по-английски все так сложно пишется и что с этим делать?

1
Неужели все действительно так плохо?

Да. Орфография в английском не ахти. На (примерно) 43 звука есть более 140 способов их обозначения. При этом надежно предсказать то, где будет использоваться тот или иной вариант, нельзя.


2
Почему так получилось?

Есть языки, где орфография довольно быстро изменяется вслед за произношением. Например, итальянский. А есть языки очень консервативные: фонетический облик слова меняется, а буквы остаются те же. Русский язык в этом плане — где-то посередине. Но за счет того, что сам язык меняется относительно медленно, русская орфография довольно регулярна.
Английский язык изменился за последнюю тысячу лет до неузнаваемости. Чтобы прочитать древнеанглийский тексты, нужно учить их язык с нуля. Вот пара строчек из «Беовульфа» (не позже XI в.). Выглядит непривычно, не так ли?

Hwæt, wē Gārdena in geārdagum,
þēodcyninga þrym gefrūnon,
hū ðā æþelingas ellen fremedon!


3
А почему тогда не изменялась орфография?

Сначала орфография очень даже изменялась: по-древнеанглийски мы не пишем. Изменения начали замедляться в среднеанглийский период, то есть между XIV и XVI веками. Вот первые четыре строки пролога к «Кентерберийским рассказам» Джефри Чосера (конец XIV в.):

Whan that Aprille with his shoures soote
The droghte of Marche hath perced to the roote,
And bathed every veyne in swich licour,
Of which vertu engendred is the flour.

Не правда ли, некоторые слова уже похожи на современные? Но произносились они по принципу «как пишется, так и слышится». Рискуя навлечь на себя гнев филологов, приведем условную «русскую транскрипцию» первых двух строчек:

Хуан ðат април уиð хиз шоорес соотэ
ðэ дрохт ов марч хаθ пэрсэд ту ðэ роотэ.

В общем, все произносилось очень просто. Если бы ничего не изменилось, мы говорили бы night «нихт», sleep «слээп», sun «сун», price «присэ», name «намэ» и т.д.


4
Что именно произошло?

Проблема в том, что как раз между XIV и XVI веками в английском произошло так называемое «Великое передвижение гласных». Долгие гласные — преимущественно в открытых слогах — стали «дрейфовать» в очень странных направлениях. «И» постепенно перешло в «ай», «ай» — в «эй», «э» — в «и», «а» — в «эй». Заодно исчезли некоторые согласные (например, «к» в сочетании «кн» или «х», которое обозначалось сочетанием gh).
Ситуация усугублялась тем, что в разных диалектах изменения происходили с разным темпом, поэтому изменять орфографию литературного языка никто не спешил: просто было непонятно, что брать за «норму». А когда изменения в целом завершились, все подумали, что уже слишком поздно.

5
Так что же мы имеем на выходе?

Мы имеем довольно сложную систему произношения гласных букв.
Но не стоит переоценивать трудности английской орфографии. Например, в датском языке все (на наш взгляд) еще хуже: нерегулярности есть как у гласных, так и у согласных. А еще есть языки вроде китайского или персидского, о сложностях в которых лучше вообще помалкивать.
Другое дело, что в английской орфографии уж очень много исключений и особых случаев — поэтому она действительно не очень удобна. Во французском правила тоже непростые, зато выполняются практически всегда.


6
И всем все равно?

Нет, конечно. За последние два-три века были предложены сотни реформ английского правописания. Среди реформаторов были такие известные личности как Бернард Шоу и Марк Твен. Кто-то предлагал очень радикальные решения. Например, по системе SoundSpel (1910 год) предлагалось писать вот так:

I hav a guud iedeea.

Были и более скромные проекты. Автор первого американского словаря Ноа Вебстер предложил несколько десятков небольших нововведений, некоторые из которых укрепились в американском английском. Например, слова типа colour пишутся без «u»: color. Или вместо centre в Америке пишут center. Мелочь, а приятно.


7
Почему реформы невозможны?

На это есть несколько причин.
Во-первых, если новое поколение будет осваивать принципиально другую систему письма, оно будет фактически оторвано от огромной литературной традиции прошлого. А если уж решаться на реформирование, то проводить нужно какие-то радикальные решения.
Во-вторых, у английского языка нет какого-то определенного «центра». Представить себе, чтобы Британия, Ирландия, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Тайвань, Нигерия, Индия — в общем, все страны, где английский язык имеет официальный статус, договорились о каком-то едином стандарте, невозможно. Если делать написание более близким к произношению, возникает проблема: а какое произношение имеется в виду?
Наконец, следует признать, что английский язык довольно простой. Нужно же оставить в нем хоть что-нибудь сложное!


8
Ну хорошо, а как научиться правильно читать английские слова?

Учить правила «как в школе» довольно бесполезно. Во-первых, их очень много, а во-вторых, начинать изучать язык с такого утомительного занятия — значит убивать собственную мотивацию.
Мы предлагаем другую стратегию. Повторим для начала, что согласные буквы читаются довольно просто и однозначно. Поэтому в их случае изучение правил имеет смысл — благо их совсем немного.
Что касается гласных, то метод может быть такой: надо запомнить чтение двух-трех десятков слов, а остальные читать по аналогии. Ориентироваться нужно на «костяк гласных» в слове. Например, если вы знаете чтение слова name («нэйм»), вам не составит труда прочитать слова face, take, late, same и т.д. Исходя из слова nice («найс») можно прочитать другие слова с гласными буквами —i—e: ice, like, smile и проч.


9
А как самому писать правильно?

Во многом это зависит от того, насколько вы «чувствительны» к орфографии. Например, если у вас в целом мало ошибок в русских словах, то шансы научиться писать правильно по-английски очень велики. Здесь могут помочь два совета: во-первых, не стоит зацикливаться на правописании на начальных этапах. Если не о чем писать, зачем вам правописание? Во-вторых, начинайте читать как можно раньше! Чтение связных текстов помогает не только «натренировать глаз» в области орфографии, но и улучшить грамматику.

Андрей Логутов

Записывайтесь на бесплатный урок